Наука, техника, жизнь и прочие безобразия.


Разговоры обо всём

Модератор: Epic Win

Аватара пользователя

Супермодератор

Сообщения: 2115

Зарегистрирован: 29 дек 2012, 13:23

Откуда: Москва

Благодарил (а): 2065 раз.
Поблагодарили: 5210 раз.

Сообщение 17 ноя 2016, 12:09

Раса, народ, племя

Два интервью с научным редактором портала "Антропогенез.ру" , С.В.Дробышевским

Интервью 1

РАСОВЕДЕНИЕ И РАСИЗМ

— Прежде было распространено ошибочное мнение, что при скрещивании одних человеческих рас с другими получаются бесплодные либо малоплодовитые метисы. Какие еще мифы существуют в расоведении?

— Есть, например, легенды о том, что у бушменов и папуасов волосы растут пучками. Существуют мифы об умных и глупых, низших и высших расах. Но все эти предания возникают потому, что человек, растущий в монорасовой среде, воспринимает остальные популяции как неправильные. Если же человек растет в обществе с разными расами, то он понимает, что все люди, вне зависимости от цвета кожи, схожи по доброте, интеллекту и остальным качествам. И никакого расизма не появляется.

Поэтому самые нерасистские области в России — это области со смешанным населением — Южная Сибирь, например. Самые расистские — там, где живут представители только одной расы, одного этноса.

— Как объяснить неспециалисту, в чем различие между расой и нацией, расой и этносом?


— Раса — это понятие сугубо биологическое, означающее разделение людей по наследуемым признакам — вариациям генома. Этнос же — понятие социальное. Этносы отличаются друг от друга культурой, песнями-сказками, образом жизни и, самое главное, самосознанием. Если человек ощущает себя шведом — он швед, при условии, что другие шведы с этим согласны. Биологические признаки тут вообще ни при чем. Существует также лингвистическая классификация. А нация — это скорее политическое и даже философское понятие. Нация — это когда много народа объединено в рамках страны, в рамках одной идеи. И к биологии нация никакого отношения, строго говоря, не имеет.

— Есть ли случаи совпадения расы и этноса?


— Случаев совпадения расы и этноса нет. Зато есть совпадения расы и нации. Если люди несколько тысяч лет подряд живут в изоляции от остального человечества и ни с кем не контачат, то у них складывается своя раса, своя материальная культура, свое верование.

Таких примеров три. Первый — аборигенное население острова Тасмания рядом с Австралией. Правда, в XIX веке всю тасманийскую расу истребили англичане. Второй пример — это айны, которые жили на Курильских островах десять тысяч лет и ни с кем особо не пересекались. Правда, сейчас айны начинают контачить с другими расами и запросто могут распасться. Третий пример — небольшая раса андаманских аборигенов, изолированно живущих на островах.

— Можно ли определить расу по древним останкам?

— Можно, как раз потому, что раса — это понятие биологическое. А вот этнос определить нельзя! Потому что узнать, кем древние люди себя считали, очень трудно. Расу же можно определить по ДНК — ее нужно секвенировать и сравнить с ДНК современных людей. К сожалению, ученые это пока толком делать не умеют.

Расы отличаются строением черепа, лица, головы. Мы можем сравнивать сохранившиеся черепа с современными людьми и смотреть, насколько они похожи. Тут главная проблема заключается в том, что не все современные люди до конца изучены и что расы со временем меняются. Если раса очень древняя, то она не будет похожа ни на одну современную. Изучением древних рас и занимается палеоантропология.

— В нацистской Германии многие авторы пытались найти «недостающее звено» между человеком и обезьяной в современных «цветных» расах. Какие лжеучения актуальны в двадцать первом веке и чем они опасны?

— Сейчас по-прежнему встречаются все те же идеи о том, что есть расы высшие и низшие, средние и недоделанные. Но уже в конце XIX века, во времена Миклухо-Маклая все знали, что такая классификация является ложной. Но тем не менее в наши дни расисты повторяют то, что критиковалось более сотни лет назад!

— В последнее время западные антропологи часто отрицают существование рас. Многие неспециалисты ассоциируют расоведение с расизмом. Почему?

— Отрицание существования рас — это скорее политическая штука. Идея заключается в том, что если мы отрицаем существование рас, то у нас не будет расизма. Если признаем существование рас — возникнет такая проблема. А с расизмом никто связываться не хочет — вот и возникают идеи всеобщего равенства, всеобщей «стандартности». Но любому человеку очевидно, что все люди разные! Также проблема в том, что многие думают, будто раса — это нечто обособленное от всех остальных. На самом деле антропологи понимают расу как очень маленький ранг подразделения человечества. Расы не должны сильно отличаться друг от друга!

— Как можно бороться с этими заблуждениями?

— Только с помощью грамотности и образования. Необходимо, чтобы до людей доходила правдивая, адекватная и неискаженная информация. Человечество должно понять, что мы все отличаемся друг от друга только по цвету кожи и другим незначительным признакам, а расизм и расоведение — это не синонимы.

Наоборот, расоведы всю жизнь боролись с расизмом! Расизм — это когда внешним признакам придается сверхзначение, когда цвет кожи увязывается с добротой, интеллектом, склонностью к преступности.

— Получается, утверждение, что одни расы превосходят другие не только по физическим, но и по интеллектуальным и иным признакам, — абсолютно неверно?

— Безусловно! В любой расе есть люди умные и глупые, а девяносто процентов — люди средние. Да и вообще, интеллект — штука сложная, никто не знает, как его посчитать. Но практика показывает, что умственные способности у всех рас примерно одинаковые. Другое дело, что у европеоидов и, например, негроидов разные возможности применять и развивать интеллект.

Папуасы на Новой Гвинее неграмотны только потому, что у них нет письменности. Если папуасов учить письменности — они станут грамотными. С врожденными способностями это не связано. В среднем у людей способности похожие. Хотя индивидуально люди различаются.

— Зачем вообще расоведение изучать?

— Расоведение нужно изучать, чтобы человечество перестало связывать ширину носа с интеллектом. Проблемы с расизмом закончатся, люди станут адекватнее себя вести и будут заниматься чем-то разумным, добрым, вечным.

— Вы считаете, что морфологическое разнообразие людей в верхнем палеолите было, возможно, даже более выраженным, чем в настоящее время. С чем это может быть связано?

— Связано это с тем, что люди в верхнем палеолите жили маленькими группками и очень редко общались с другими маленькими группками. И какие-то индивидуальные черты быстро становились расовыми. А современные большие расы — это плод неолитической революции. То есть кто первый пришел к производящему хозяйству и стал производить много еды, тот расплодился со страшной силой и стал расой, поглотившей более мелкие группы, которые занимались охотой и собирательством. А те охотники-собиратели, которые остались, все равно влияние этих рас испытывали. Сейчас у нас рас меньше, потому что центров возникновения производящего хозяйства на Земле не так много. Эти центры можно по пальцам пересчитать — Ближний Восток, Индия, Китай, Центральная Америка, Южная Америка, Северная Африка.

— Современные ученые выделяют от трех до семи рас, а единая систематизация популяций человека до сих пор отсутствует. Почему антропологи не могут составить эту единую классификацию?


— Классификаций действительно очень много — их не от трех до семи, а от трех до двадцати с лишним. Тут мы сталкиваемся с несколькими проблемами: во-первых, расоведы никак не могут прийти к общему знаменателю и все время спорят друг с другом, пытаясь сказать что-то свое на одну и ту же тему. Во-вторых, человечество, на удивление, все еще плохо изучено, и антропологам не хватает данных, чтобы объединить разные группы в одну расу. К тому же существенную роль играет подход, применяемый к систематизации популяций.

Одни классификации человеческих рас основаны на морфологических признаках, другие — на генетических. Но все-таки в ключевых моментах все антропологи сходятся и, используя разные слова и термины (например, европеоиды и кавказоиды — это понятия-синонимы), говорят об одном и том же.

— Существует мнение, что, учитывая активные межрасовые связи, в будущем человечество будет принадлежать к одной расе. А может, в будущем возможно появление новой расы? Что для этого нужно?

— Для смешения человечества в одну расу надо сначала, чтобы все люди имели равный доступ к другим людям — то есть неограниченные возможности для перемещения по Земле. Но тут размер планеты сыграет свою роль. И, скорее всего, смешать все расы до однородности можно будет только искусственно. А вот с появлением новых рас дело обстоит гораздо проще! Существующие расы все время меняются, возникают новые популяции. Мутации же никто не отменял — постоянно случаются различные рекомбинации, появляются новые признаки. Поэтому возникновение новых рас неизбежно!

Интервью 2

ГЕНЕТИЧЕСКИЙ АДАМ И МИТОХОНДРИАЛЬНАЯ ЕВА

Андрей Шмаров: Перед самым эфиром вы начали говорить о евгенике в Израиле.

Станислав Дробышевский: Да. Там было одно очень замкнутое еврейское сообщество, в котором из-за близкородственных браков был огромный процент какого-то врожденного заболевания. Это создавало большие проблемы вообще для выживания этого сообщества как такового. И они ввели евгеническую программу — брали генетические анализы у тех, кто хотел вступить в брак, и если эти генетические анализы показывали очень большую вероятность, что у ребенка будет эта болезнь, то им просто запрещали вступать в брак. И через какое-то время болезнь исчезла.

Андрей Шмаров: Ведь примерно такой же, но со знаком минус, историей занимался Гитлер, он уничтожал душевнобольных. Но, несмотря на эту, в кавычках, «оздоровляющую» меру, процент душевнобольных потом восстановился.

Станислав Дробышевский: Во-первых, психические болезни — не обязательно генетические, это раз. Наследование сложное — все-таки речь идет о мозге. Мозг устроен сложнее, чем что-либо вообще, и чтобы выбить все вот эти вредные аллели генов, надо практически уничтожить всех. Потому что их выбить невозможно, и политика фашистов была неверна в этом отношении. Можно выбить какую-то конкретную болезнь, как делали эти самые евреи, и то в определенном ограниченном контингенте. А массово в этом смысла нет.

Андрей Шмаров: А почему расоведение исчезло почти во всем мире? Сильное практически лишь в трех местах: в России / Советском Союзе, в Японии и Южной Африке. Почему?

Станислав Дробышевский: Причина — все тот же проклятый Гитлер. Все так напугались повторения того же самого, что расизм был запрещен глобально и везде. Но под это дело и расоведение тоже.

Андрей Шмаров: А почему у нас, в Южной Африке, в ЮАР и в Японии сохранилось?

Станислав Дробышевский: У нас причина в том, что страна большая, рас у нас хватает. И когда встречаются хотя бы две расы, возникают расовые проблемы. Это врожденные вещи, система узнавания «свой-чужой». Если человек на меня не похож, он конкурент за ресурсы. Это возникает само по себе, и чтобы доказать, что пусть он другой, но он тоже хороший, надо очень хорошо постараться человека убедить. А для этого надо изучать. Поэтому у нас расоведение было поставлено очень здорово. У нас были изучены практически все этнические и расовые группы, какие только есть. В Японии — потому что у нее были имперские амбиции, они хотели захватить весь Тихий океан. И вокруг них масса островов с удивительным населением. И когда японцы во Второй мировой войне завоевывали Океанию — Микронезию, частично Меланезию, частично Папуа — Новую Гвинею, — там они высаживались и тоже это изучали.

Андрей Шмаров: А в ЮАР — понятно, чтобы оправдать обоснование апартеида.

Станислав Дробышевский: Нет, на самом деле расоведение в ЮАР — это не расистское расоведение, часто его так представляют, но оно именно хорошее, научное расоведение, оно всегда таким было.

Александр Грек: Недавно была удивительная новость, что Адам вдвое старше Евы.

Станислав Дробышевский: Да, недавно статья была. Есть такая тонкость, их было не двое, а много, и тех, и других: и Адамов, и Ев… Дело в том, что Y-хромосомный Адам — это фамилия, вот как фамилия передается по отцам, так и Y-хромосома передается по отцам. Это не значит, что он был один, это значит, что сохранилась одна фамилия. Вот у меня было сколько-то дедушек с разными фамилиями, и один из них был Дробышевским. А митохондриальная Ева — то же самое, фамилия, только по матери. И это не значит, что она была одна. Просто, чтобы перешла митохондриальная ДНК, нужно, чтобы в роду рождались всегда девочки. Вот есть человек, у которого родился мальчик, и его митохондриальная ДНК на этом закончилась, причем у двух линий, есть же отец и мать, но гены-то передаются дальше. Мальчик-то родился, у этого мальчика половина генов-то материнских, и они дальше идут, а митохондриальная не идет.

Александр Грек: А почему вдруг постарел Адам?

Станислав Дробышевский: Потому что генетики очень любят считать циферки, и они раз в два-три месяца высчитывают новые коэффициенты скорости мутаций. И сейчас они высчитали скорость мутаций по то ли каким-то ирландцам, то ли норвежцам, у которых, как известно, очень длинная генеалогия. Но эта скорость мутаций по определению непостоянна, потому что мутация — вещь случайная. Посему эти цифры меняются, и в зависимости от того, какую цифру коэффициента подставить, возраст Адама или Евы меняется.

(ПРОБЛЕМА: Неандертальцы, сапиенсы, хоббиты и денисовцы - сколько у нас ещё предков?)

Александр Грек: А я читал, был найден какой-то народ, генетически очень сильно отличный.

Станислав Дробышевский: Там есть такой момент, что, когда мы сводим эти все генеалогии в точку, у нас получается такая А0 гаплогруппа. И вот сейчас в двух местах, у одного негра в Африке и у одного в Америке, найден вот этот как бы самый-самый первый вариант, который был теоретически просчитан. И вот его реально нашли. То есть это тот человек, все предки которого не мутировали ни разу по этому конкретному гену. Сейчас, что касается генетики эволюционной, интересная тема — вышли несколько подряд статей, которые переоценили вклад неандертальцев и денисовцев в нас.

Александр Грек: Говорят, в нас во всех неандертальская кровь течет.

Станислав Дробышевский: Теоретически она есть во всех ненеграх. В этих статьях доказывают, что у нас вообще нет неандертальской примеси, а то, что высчитали как неандертальскую примесь, на самом деле просто древние гены общего предка неандертальца и нас.

Александр Грек: То есть это значит, что невозможно было скрещивание неандертальцев с людьми.

Станислав Дробышевский: Нет, это значит, что скрещивания, может быть, вообще и не было, и не потому, что оно невозможно, а потому, что его не было. Сейчас многие археологи пытаются доказать, что неандертальцы вымерли до появления сапиенсов, в Европе и Азии, по крайней мере. В Африке, понятно, сапиенсы какие-то уже были, и они в принципе не пересекались. И это более или менее доказано для Северного Кавказа. Интересно, что называются причины, почему могли вымереть неандертальцы. В частности, извержения вулканов в Европе и на Кавказе. Там сейчас изучен туф, пепел вот этих вулканов, и он достаточно ядовитый. И, возможно, они были отравлены этими извержениями. Это версия. Я лично считаю, что было дело не так. Потому что у нас есть черепа, которые сочетают в себе признаки неандертальцев и сапиенсов. Более того, если датировать конкретные черепа, получается, что они постепенно меняются во времени. Где-то от 40 до 30 тыс. лет назад они резко сапиентизируются. И как-то странно, что они вот такую эволюцию в сторону сапиенса совершили. Скорее всего, это все-таки метисация. Они скрещивались.

Андрей Шмаров: Еще денисовский человек, вы сказали.

Станислав Дробышевский: До недавнего времени были известны сапиенсы и неандертальцы. И тут на Алтае была найдена фаланга мизинца. Из нее сделали анализ ДНК, и неожиданно выяснилось, что ДНК и не сапиентная, и не неандертальская, а как бы третья. И вот их называли денисовцами. И более того, еще до этого недавно нашли флорисиентис — хоббита на Флоресе в Индонезии, который тоже сам по себе. Получается, что на самом деле у нас не было эволюции, а было много каких-то отдельных предков. Которые к тому же еще и скрещивались между собой. И это очень вдохновляет, потому что у нас еще территорий неисследованных масса, и вслед за денисовцами, хоббитами мы можем найти еще кого-нибудь.

В частности, в пещерах в Микронезии были найдены останки очень маленьких людей, которые тоже не пойми кто. С датировкой 2 тыс. лет назад.

Есть еще разработки генетические, которые показывают, что в Африке среди современных негров есть какие-то странные нуклеотидные последовательности, которые не вписываются вообще никуда, и они могут говорить о том, что в Африке была примесь еще кого-то, от кого костей мы вообще не имеем.

То есть это виды, которые мы открываем в современных людях. И чем больше мы современную генетику изучаем, тем больше вот таких странных вещей находится.

Но, возвращаясь-таки к денисовцам. . . У нас предки австралийских аборигенов шли по берегу Индийского океана. И кости денисовцев надо искать не столько даже на Алтае, а, скажем, в Китае. И в Индонезии. Более того, там эти кости есть. Допустим, там черепа из Дайли, Юшаня, они были то ли сапиенс, то ли не сапиенс. Скорее всего, это те самые денисовцы и есть. И ДНК там не сохранилось. Потому что денисовский человек — это 30–40 тыс. лет, а вот эти черепа — это 200 тыс. лет.

Александр Грек: Вот ты говоришь, что современные австралийские аборигены совсем не те, которые были еще недавно. А те, которые недавно, они были сильно специализированы.

Станислав Дробышевский: У австралийских аборигенов были предки, и они были найдены и в Австралии, и в Индонезии, и понятно, что они вышли-таки из Африки. И если посмотреть изначальных африканских предков, они по таким банальным признакам, типа толщины кости, надбровья, покатости лба, прогрессивнее, чем древние австралийские аборигены. И это не регресс, это специализация, потому что в биологии понятия «регресс» вообще нет.

Александр Грек: В чем у них специализация?

Станислав Дробышевский: То есть они когда шли из Африки, то по берегу Индийского океана дошли до Индонезии, там они стали 40 тыс. лет назад, судя по находкам, очень маленькими, грацильными. После этого, когда они дошли до Новой Гвинеи, которая была соединена с Австралией в единый континент, они стали очень массивными, тяжелыми, мощными. Потом те, которые остались в Австралии, когда она отъединилась от Новой Гвинеи, измельчали, а те, которые остались на Новой Гвинее, измельчали еще больше. Вернее, как, они не в размерах измельчали, а массивность у них уменьшилась. Размер и массивность не одно и то же. Одно дело надбровье выступает, другое дело толщина костей или там размер черепа. И вот австралийские аборигены стали гораздо меньше в размерах черепа. Причем у древних австралийских аборигенов черепа чуть ли не самые большие из всех, какие только вообще известны.

Андрей Шмаров: Вот хоббиты — это что за публика, которую нашли?

Станислав Дробышевский: В 2004 году на острове Флорис на юго-востоке Индонезии в пещере Лянг Буа нашли очень странные скелеты. 17 индивидов уже, но самый лучший был первый скелет. Он метр ростом, и у него мозги 400 граммов. Это меньше, чем у шимпанзе. При этом у него были каменные орудия, и не сказать чтобы сильно примитивные. Это супероткрытие, потому что говорит о том, что мозгов 400 граммов хватает для изготовления орудий. У современного человека мозг весит 1350 граммов где-то.

Андрей Шмаров: И как этот народец существовал-то мелкий?

Станислав Дробышевский: Они охотились, как всегда, на островах, на гигантских крыс, карликовых полутораметровых слонов, гигантских варанов, журавлей. Когда этнографы собирали рассказы местных жителей, те наплели им баек про эбу-гого, которые примерно доXVIвека жили в этих местах. Более того, показывали конкретную пещеру, где были убиты последние эти человечки. То есть хоббиты могли вымереть не 12 тыс. лет назад, а чуть ли не сейчас, уже при европейцах. Васко да Гама и прочие уже рядом. Но особо оптимистичные индивиды считают, что они до сих пор там где-то бегают по лесам.

(Проблема : Большие популяции приводят к эволюционному застою ?)

Андрей Шмаров: Они должны были выродиться от инбридинга.

Станислав Дробышевский: Эта фишка про вырождение при близкородственном скрещивании — это не совсем правильно, потому что вырождение будет, если есть плохие гены. А если группа маленькая, они быстренько все станут гомозиготными, они быстро все вымрут. И если они вымрут, то останутся только нормальные гены, и они будут прекрасно жить, 20 человек племя, сколько угодно тысяч лет. А какими племенами жили люди во все времена на самом-то деле? Они всегда жили по 20–30 человек во все времена, начиная с обезьян. И всегда прекрасно жили. Как только появлялся вредный ген, он тут же умирал, и все дела. Вся эта фишка с вредными генами — это проблемы больших численностей. Когда у нас сейчас миллионы, миллиарды людей, тогда этот вредный рецессив какой-нибудь гадский может гулять сколько угодно, ну когда-нибудь встретиться, да еще и медицина поможет — он еще и выживет. А если это племя маленькое, там все быстро решается.

Александр Грек: Последнее время как развивается человечество, как меняется эволюционно?

Станислав Дробышевский: Оно меняется, там проблема в том, что эволюция — это вещь многих поколений. Но меняемся мы быстро — мы за 150 лет поменялись, рост на 10 сантиметров вырос. Питание, медицина появилась и т. д. Но это приводит к тому, что и генетика потом меняется. То есть негенетический фактор становится генетическим через пару поколений. Мы меняемся, это факт. Из-за смешения, из-за изоляции.

Просто из-за генетико-автоматических процессов, там есть такие автоматические процессы, допустим, была группа китайцев миллиард человек, все с черными волосами, выселяется из них группа на какой-нибудь остров, среди них затесался один рыжеволосый. И получается, один человек среди десяти — это 10% населения. В миллиарде китайцев этот рыжеволосый китаец будет ничто, одна миллиардная, а на острове это 10% населения. Вот уже появилась другая раса, можно сказать, китайцы, но рыжие на 10%. А в следующем поколении, может, все уже рыжие будут, если этот рыжий будет всем нравиться.

И это очень быстро может происходить на самом деле. Если люди живут маленькими группами, они быстрее меняются, чем если они живут большими группами. То есть жизнь большими популяциями, большими группами приводит в некоторой степени к застою, генетическому, по крайней мере, потому что если у нас миллиард человек и они между собой могут свободно скрещиваться, то вероятность, что какая-то новая мутация распространится, практически нулевая, потому что слишком много старых вариантов. А если у нас маленькая группа и там возникает новая мутация, то вероятность закрепления кратно равна...

Взято с http s: //cont. ws/post/431825
Всё пучком!
Аватара пользователя

Супермодератор

Сообщения: 2115

Зарегистрирован: 29 дек 2012, 13:23

Откуда: Москва

Благодарил (а): 2065 раз.
Поблагодарили: 5210 раз.

Сообщение 20 дек 2016, 21:24

5 фактов о бесконечности

Все люди знают это число и используют для описания чего-то непостижимо огромного. Однако бесконечность — не такое простое понятие, как кажется на первый взгляд.

1. Согласно правилам бесконечности, существует бесконечное число как чётных, так и нечётных чисел. Тем не менее, нечетных чисел будет ровно половина от общего количества чисел.

2. Бесконечность плюс единица равняется бесконечность, если отнять единицу — получаем бесконечность, сложив две бесконечности получим бесконечность, бесконечность, поделённая на два, равняется бесконечности, если вычесть бесконечность из бесконечности, то результат не вполне ясен, а вот бесконечность, поделённая на бесконечность, скорее всего, равняется единице.

3. Учёные определили, что в известной нам части Вселенной существует 1080 субатомных частиц — это та часть, которую исследовали. Многие учёные уверены, что Вселенная бесконечная, а учёные, которые скептически относятся к бесконечности Вселенной, в данном вопросе всё-таки допускают такую вероятность.

4. Если Вселенная бесконечна, то с математической точки зрения получается, что где-то находится точная копия нашей планеты, поскольку существует вероятность, что атомы «двойника» занимают такое же положение, как и на нашей планете. Шансы, что такой вариант существует, ничтожно малы, но в бесконечной Вселенной это не только возможно, но и обязательно должно произойти, и, по меньшей мере, бесконечное число раз, при условии, что Вселенная все-таки бесконечно бесконечна.

5. Однако не все уверены, что Вселенная бесконечна. Израильский математик, профессор Дорон Зельбергер, убеждён, что числа не могут увеличиваться бесконечно, и существует такое огромное число, что если прибавить к нему единицу, получится ноль. Тем не менее, это число и его значение лежат далеко за пределами человеческого понимания, и вероятно, это число никогда не будет найдено и доказано. Это убеждение является главным принципом математической философии, известной как «Ультрабесконечность».

https ://cont .ws /post/ 465604
Всё пучком!
Аватара пользователя

Супермодератор

Сообщения: 2115

Зарегистрирован: 29 дек 2012, 13:23

Откуда: Москва

Благодарил (а): 2065 раз.
Поблагодарили: 5210 раз.

Сообщение 31 янв 2017, 00:02

"Мошенники от бога": Сколько на свете "правильных" религий

Сколько на свете "правильных" религий?

Уважаемый читатель, доводилось ли вам когда-нибудь слышать о католической генетике? А о православной теории упругости? О кришнаитской гидродинамике? О мусульманской химии полимеров? Об иудаистском сопротивлении материалов? Что за вздор, скажете вы — и будете абсолютно правы. Потому что истина — настоящая Истина с большой буквы — одинакова для всех. Ни закон Ома, ни теорема Пифагора, ни законы генетики не могут зависеть от национальности, вероисповедания или места рождения какого-либо человека. (Речь, конечно, не идет о языке: формулировка закона Фарадея по-японски и по-португальски звучит по-разному, но смысл всегда остается одним и тем же). Рискну высказать такой тезис:

Истина, зависящая от индивидуальных особенностей адресата, — не истина.
Или — по старой русской пословице — двух правд не бывает.

Почему же тогда на свете такое великое множество всевозможных религий (одних только христианских конфессий несколько тысяч)? Подумайте сами — подсказка вам дана несколькими строками выше.

Догадываюсь, что напрашивающийся вывод вряд ли придется по душе хотя бы одному верующему. Но давайте попробуем поразмыслить холодной головой, без излишних эмоций.

Могут ли быть одновременно истинными два таких утверждения?
1) Богу угодно, чтобы люди крестились тремя перстами; Он карает тех, кто крестит лоб двумя перстами.
2) Богу угодно, чтобы люди крестились двумя перстами; Он карает тех, кто крестит лоб тремя перстами.

Не правда ли, эти два утверждения взаимно исключают друг друга? Но подобных пар высказываний (а также троек, четверок и т. д.) можно привести несметное множество — и относительно постов и намазов, и относительно обрядов крещения и обрезания и даже относительно календарных систем.

Почему же люди верят вопреки таким очевидным доводам против религии? Что служит причиной такой упорной стойкости религии? Слабость, желание защититься за чужой спиной хотя бы даже воображаемого (виртуального, как сейчас принято говорить) Отца. Это древний атавизм, оставшийся нам от тех времен, когда люди даже отдаленного понятия не имели о том, как устроен мир, и полагали, что за всеми природными явлениями стоит чья-то воля — порой добрая, а порой и злая. Как ни странно, прогресс науки, раскрывшей механизм очень многих таких явлений, большинству людей глаза так и не открыл.

Еще один довод в обоснование религиозной веры (а по сути дела, другая форма признания человеческой слабости). В минуты сильного стресса, опасности, например, бомбежки, самый закоренелый материалист начинает верить в Бога и молиться, чтобы беда его миновала. С этим общепризнанным фактом трудно спорить. Только маленькое замечание: повышенное содержание адреналина в крови мало способствует разумным рассуждениям. Кому из нас не приходилось жалеть о том, что мы в приступе ярости или обиды наговорили хорошему человеку незаслуженных гадостей? Так что артобстрел, встреча в лесу с раненым медведем или кульминационный момент любви – не самая подходящая обстановка для философских размышлений и для выработки серьезного мировоззрения.

У Радьярда Киплинга есть чрезвычайно глубокое и мудрое стихотворение «Еварра и его Боги». Автор решил подарить своему герою четыре жизни, в каждой из которых Еварра сооружает изображение Бога, в зависимости от условий существования разное: то из золота и драгоценных камней, то из скалы, то из соснового бревна, то из грязи и рогов. И каждый из этих кумиров снабжается многозначительной и угрожающей надписью:

«Так делают Богов. Кто сделает иначе, тот умрет».
Весьма примечательна концовка стихотворения:
И вот попал он в Рай, и там нашел
Своих Богов и то, что написал.
И стоя близко к Богу, он дивился:
Кто смел назвать свой труд законом Бога?
Но Бог сказал, смеясь: «Они твои».
Еварра крикнул: «Согрешил я! » — «Нет.
Когда б ты написал иначе, Боги
Покоились бы в камне и руде,
И я не знал бы четырех Богов
И твоего чудесного закона,
Раб шумных сборищ и мычащих стад».
Тогда, смеясь и слезы отирая,
Еварра выбросил Богов из Рая.

Вот повесть о Еварре - человеке - Творце Богов в стране за океаном.

Не знаю, каковы у Киплинга были взаимоотношения с религией, но притча у него получилась вполне атеистической. Мораль вырисовывается такая. Все религии мира — произвольные человеческие выдумки, зависящие от многочисленных привходящих обстоятельств, поэтому все религии — одинаковые заблуждения. И Бог (если только Он вообще есть) не имеет ничего общего ни с Иеговой, ни с Аллахом, ни с Зевсом, ни с Брамой, ни с Осирисом, ни с Кецалькоатлем. И то, что люди называют "законом Бога", на самом деле тоже их собственные выдумки, в различных условиях различные.

Довольно часто на это возражают так. Дескать, Бог на самом деле один, и все религии истинны, просто они различаются в несущественных деталях. Но коли так, то что же останется от всех религий, если из них выкинуть как несущественные (а по сути — как ошибочные) малейшие отличия друг от друга? Да ничего не останется. Любая религия целиком состоит именно из этих "несущественных" деталей: обрядов крещения и обрезания, намаза, поминальных молитв, икон и т. д. И если всё это удалить, то останется разве лишь некий абстрактный Мировой Дух, о Котором ровным счетом ничего определенного сказать нельзя: добрый Он или злой; что Ему нравится, а что нет; за что Он карает, а за что вознаграждает; и даже вообще есть ли Ему хоть малейшее дело до каких-то там двуногих козявок, населяющих (в числе других биологических видов) третью планету, вращающуюся вокруг одной из триллионов звезд нашей Метагалактики.

Еще один затасканный тезис, которым любят козырять люди с претензией на просвещенность и философский склад ума: существование Бога одинаково нельзя доказать или опровергнуть. Святая истина, спорить с которой — значит биться лбом в гранитную стену. Но опять-таки люди, провозглашающие ее, не видят всех логических следствий. А вернее — наоборот, выводят отсюда слишком много следствий, которые на самом деле из нее вовсе не вытекают.

Лучше всего об этом сказал Айзек Азимов в превосходной книге “В начале” (это подробнейший, спокойный и беспристрастный научный комментарий к первым одиннадцати главам книги "Бытие"):

“Раз ученые не доказали ни факта существования бога, ни факта его отсутствия, то дает ли нам наука право подходить к этому вопросу с позиций веры?

Вовсе нет. Неразумно требовать доказательств отрицательного ответа и отсутствием таких доказательств обосновывать правильность положительного ответа. В конце концов, если наука не смогла доказать, что бога не существует, то она не доказала и того, что не существует Зевса, Мардука, Тота или любого из множества богов, выдвинутых на историческую арену мифотворцами. Пусть мы не в состоянии доказать, что чего-то не существует, но если эту несостоятельность считать доказательством существования чего-то, то мы должны прийти к заключению, что существуют все боги сразу”.

Да, существование Бога не доказуемо и не опровержимо. Оно всего лишь гипотеза, а не твердо установленный факт. Но из этой гипотезы никак не следует, что Бог способен:

забывать (Быт. 3:18 — 19 и Лев. 11:2 и сл.; Быт. 2:17 и Быт. 5:4);
вспоминать (Быт. 8:1);
спохватываться (Быт. 2:18);
раскаиваться (Быт. 6:7);
наслаждаться запахом шашлыка (Быт. 8:21);
завидовать и ревновать (Быт. 11:6; Исх. 20:5);
устраивать первоапрельские розыгрыши (Быт. 22:1 — 12);
вылезать из горящих кустов (Исх. 3:2 — 4);
учить разным фокусам (Исх. 4:2 — 12);
торговаться (Быт. 18:23 — 33)

и так далее и тому подобное.

А потому не надо подменять тезис. Гипотеза о существовании Бога не доказуема и не опровержима — это одно. А наивные антропоморфные подробности о гипотетическом Боге (вроде Бога, страдающего радикулитом или торгующего на барахолке подержанными брюками) — это нечто совсем другое.

Наука и религия: что есть истина?

Беседы с верующими (и в особенности дискуссия со Свидетелями Иеговы о всемирном потопе) высветили два диаметрально противоположных подхода к знаменитому вопросу Понтия Пилата.

Христианская религия решает его раз и навсегда: то, что написано в Библии, а также то, что постановила Церковь, это и есть истина, и обсуждению (тем более — сомнению) это не подлежит. Например, рождение Иисуса Христа вопреки законам генетики из неоплодотворенной гаплоидной яйцеклетки — истина, а принадлежность Екатеринбургских останков членам царской семьи — не истина, хотя бы их подлинность установили авторитетнейшие генетические экспертизы мира с вероятностью ошибки в одну стомиллиардную.

Научное понимание истины можно сформулировать следующим образом:

Что есть истина? Это совокупность взаимосогласованных знаний (сведений) о мире.

Раскроем этот тезис подробнее.

Познание мира, в котором человеку выпало жить, начинается с констатации таких разрозненных, очевидных и очень простых истин, как "вода мокрая", "огонь горячий", "лед холодный", "Солнце вращается вокруг Земли". Постепенно, по мере взросления человечества, "истины" становятся все менее очевидными, все сложнее и труднее для понимания, а некоторые из них отбрасываются как заблуждения (последний из примеров). Выясняется химический состав и структура молекул воды, кристаллов льда; строение атома, элементарных частиц; огонь оказывается не столько веществом, сколько процессом; открываются законы природы настолько сложные, что они понятны лишь очень узкому кругу специалистов. Процесс накопления научного знания длится веками и тысячелетиями, оно составляется из крошечных крупиц и постепенно выстраивается в гигантское и чрезвычайно прочное здание, в котором всё взаимосвязано. Именно в этой взаимосвязанности и кроется его необычайная прочность. В основе всех наук лежит физика — на ее законы опираются и астрономия, и биология, и геология, и все прочие науки (за исключением математики, стоящей над физикой). Почему всё на свете стареет, изнашивается и рано или поздно гибнет? В силу так называемого Второго начала термодинамики — одного из фундаментальных физических законов. Почему светит Солнце и другие звезды? Потому что в их недрах происходят сложные термоядерные реакции, сегодня довольно хорошо известные и многократно описанные. Почему устойчивы молекулы белков и молекулы носителя наследственности, хромосом, — молекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты? Эту устойчивость обеспечивают им законы квантовой механики. Такого рода примеры можно было бы множить до бесконечности.

Всё новое в науке многократно проверяется и перепроверяется, со всех сторон подвергается “испытанию на прочность” и на отсутствие противоречия уже известным, твердо установленным фактам. Сомнение — начало всякого истинного знания. Не напрасно в науке принята процедура защиты (!) диссертаций и других научных трудов. Ты утверждаешь что-то новое — докажи! И если оказывается, что это новое противоречит хотя бы одному твердо установленному факту, оно безжалостно отбрасывается как заблуждение. Бывает, что, наоборот, отбрасывать приходится не новое, а старое. Так было с теплородом, флогистоном, эфиром. Но это старое не было твердо установленным фактом, а лишь гипотезой, в какой-то момент объяснявшей известные явления лучше, чем какие-либо другие гипотезы. Но то, что действительно твердо установлено, не отбрасывается в науке никогда. Можно попытаться оспорить этот тезис: а ньютонова механика и теория относительности? Но теория относительности отнюдь не отменила ньютонову механику, а лишь уточнила ее. Ньютонова механика по-прежнему успешно используется (и будет использоваться!) при расчетах движения не только самолетов, но и космических кораблей.

Стоит сказать еще об истине в истории (имея в виду лишь голые исторические факты, а не их истолкование в свете очередной конъюнктурной идеологии). Понятно, что в отличие, допустим, от закона Паскаля, в котором может удостовериться любой желающий, проверить факт существования когда-то в прошлом Александра Македонского или даже — ближе по времени — Наполеона невозможно: все исторические личности и события однократны, имели место в единственном экземпляре. Но критерий взаимосвязанности работает и здесь. Существует масса независимых письменных и материальных свидетельств о существовании Наполеона, и все они подтверждают друг друга. Мало того, на помощь истории часто приходят астрономия, биология и ядерная физика. Исторические (и геологические) даты уточняются (а иногда определяются) с помощью солнечных затмений, дендрохронологии и радионуклидного метода. Многие даты, определенные разными и притом независимыми методами, имеют высокую степень достоверности.

(Здесь уместно упомянуть вскользь о так называемой “новой хронологии” академика А.Т. Фоменко. Вот уже лет 20 этот математик выступает с идеями о том, что будто бы вся общепринятая историческая хронология ошибочна, и предлагает свою собственную — с подвижкой аж в тысячу лет, с отождествлением разных исторических персонажей (например, Иисуса Христа с папой Григорием VII (Гильдебрандом)) и т.д. Все эти дутые сенсации носят откровенно спекулятивный характер и даже производят впечатление какого-то затянувшегося на десятилетия первоапрельского розыгрыша, подхваченного учениками и последователями Фоменко. Антинаучная фоменковщина неоднократно разоблачалась — аргументированно и обстоятельно, (см., например, статью Юрия Ефремова в журнале “Здравый смысл” № 11, 1999 г.), однако она живуча в той же степени, как астрология и другие такие же щекочущие игрушки для невежественных обывателей. Это в высшей степени прискорбное явление ни в малейшей степени не способно дискредитировать настоящую историческую науку — подобно тому, как лысенковщина не способна дискредитировать настоящую биологию и генетику).

В случае конфликта свидетельств приходится всё тщательно анализировать и решать, кому или чему больше верить. Некоторые из них отбрасываются с порога как заведомый вздор. Например, никто из историков не принимает всерьез рассказы Геродота о живущих в Индии золотоносных муравьях величиной с собаку (хотя в основном к этому древнегреческому историку отношение доверительное). Известно, что барон Мюнхгаузен, Гайавата и Гильгамеш — реально существовавшие исторические люди. Вот только Мюнхгаузен верхом на половинке коня не катался, Гайавата не был проглочен живьем вместе с пирогой гигантским осетром, а Гильгамеш сказочное чудовище Хумбабу не убивал и с богом Солнца Шамашем не беседовал. Вероятно, то же самое можно сказать и об Иисусе Христе: скорее всего, Он существовал, но по крайней мере некоторые из эпизодов Евангелий не могли иметь места. Хотя бы разобранный выше эпизод с Вифлеемской звездой. Или воскресение из мертвых. Впрочем, церковь тоже занимается отсевом свидетельств. I Никейский собор (325 г.) канонизировал лишь четыре из трех с лишним десятков Евангелий. Но отбор производился вовсе не по принципу правдоподобия. Были исключены из канона те жизнеописания Иисуса, которые рисовали Его не с наилучшей стороны (например, эпизод о том, как Он проклятием убил толкнувшего Его мальчика).

Конечно, историческая наука не обладает тем же уровнем доказательности реальности фактов из давно минувших прошлых времен, как, скажем, физика или биология: их нельзя воспроизвести наподобие процесса роста кристалла или деления живой клетки. По сути дела, история держится на вере: вере в исторические свидетельства, которые всего лишь не противоречат данным других наук. Но эта вера чрезвычайно далека от религиозной: в отличие от второй первая имеет высочайшую степень правдоподобия. Отказ от исторической веры был бы равносилен карикатуре, нарисованной Бертраном Расселом: дескать, мы были сотворены пять минут назад — небритыми, в дырявых носках и с готовыми воспоминаниями. И с готовыми историческими хрониками, — продолжим мысль английского философа.

Что же касается естественных наук, то да, есть в них непроверенные гипотезы, временные предположения и пограничные области, где размыта грань между достоверным и правдоподобным, но не установленным окончательно. Например, существует несколько конкурирующих гипотез о причинах вымирания динозавров. О трудностях эволюционной теории уже упоминалось выше. Как, скажем, в процессе эволюции возникли сложные строительные инстинкты пчел? Трудность здесь вот в чем. Соты строят не все пчелы, а только рабочие — бесплодные. Они по наследству передать ничего не могут. В размножении, а следовательно, и в передаче наследственной информации заняты только матки и самцы-трутни, но у них-то как раз нет рабочих навыков. Имеется масса своеобразных трудностей и в астрономии, и в физике, и в геологии, да и практически в любой науке. Но всё это в порядке вещей и вполне естественно. Истина в науке никогда не добывается в один присест. Процесс этот длительный, постепенный и подчас мучительный. Но наука всегда открыта для конструктивного обсуждения, чего не скажешь о религии. Там Слово Божье окончательно и не подлежит ни обсуждению, ни критике, ни сомнению, ни уточнению, ни корректировке, ни обновлению. Помните, какую злобу вызвала у православного христианина попытка пригласить его к размышлению о деталях сотворения видов Богом? Помните реакцию баптиста на извлеченное из энциклопедического словаря объяснение явления регенерации? По-видимому, практически в любой религии действует явный или скрыто подразумеваемый категорический запрет на самостоятельное мышление. Нечто вроде: “Шаг влево, шаг вправо считается побегом; стрельба открывается без предупреждения”.

Всё написанное здесь — вовсе не откровение, а прописи, азбука философии познания. Научные принципы познания универсальны и одинаковы для всех — и для русских, и для французов, и для евреев, и для китайцев, и для арабов. В этом сила и универсальность научной Истины. Католик вы или мусульманин, буддист или кришнаит, Свидетель Иеговы или иудей — вы обязаны считаться с законом всемирного тяготения. А если вы его не признаёте — ну что ж, поднимайтесь на крышу 20-этажного дома и прыгайте оттуда.

Итак, настоящая научная Истина одинакова для всех. И метод ее познания, выстраданный человечеством за тысячи лет в результате поисков, проб и ошибок, тоже одинаков для всех. Более того, это вообще единственный путь к Истине.
Христианин с гневом воскликнет: Библия! Хорошо. Но тогда маленький вопрос: а почему не Коран? почему не Книга Мормона? не мифы Древней Греции? не сказки индейцев Северной (или Южной) Америки? не африканские легенды? Христианин скажет, что Библия — это знание, полученное прямехонько от Самого Бога. Но ведь и другие религии утверждают о себе то же самое! Необходимо ясно понять, что фраза “это правда, потому что я утверждаю, что это правда” — не аргумент, ее доказательная сила равна нулю!

Повторю: Научная Истина представляет собой настолько взаимосвязанный, взаимообусловленный и взаимосогласованный конгломерат фактов, что принимать или отвергать эту Истину избирательно, по частям — НЕЛЬЗЯ. Ее можно либо целиком принять, либо целиком отвергнуть. Допуская, что тигр может питаться салатиком, мы игнорируем то бесспорное обстоятельство, что вся анатомия и физиология тигра приспособлена к добыванию и поеданию именно мясной, а не растительной пищи. Строение зубов и нёба, когти, длина пищеварительного тракта (короче, чем у травоядных), устройство желудка, химический состав энзимов и прочее, и прочее, и прочее — всё направлено на потребление мяса. Тигр, питающийся травой — не тигр. Как говорится, если бы у бабушки были усы, то это была бы уже не бабушка, а дедушка.

О монолитности, взаимосвязанности научной Истины замечательно сказал (в своей обычной ёрнической манере) В. Маяковский:

Студенты!
Вздор
всё, что знаем и учим!
Физика, химия и астрономия — чушь.
Вот захотел
и по тучам
лечу ж.
(поэма "Человек")

Вот где находится водораздел, начиная с которого расходятся пути науки и религии.

Девиз науки: сомневаешься — убедись сам.
Девиз религии: сомневаешься — верь и поменьше рассуждай.
Девиз науки: противоречие между научными фактами и религиозными догматами разрешается с помощью беспристрастного рассуждения.
Девиз религии: противоречие между научными фактами и религиозными догматами разрешается в пользу религии без всяких рассуждений.

Перед всяким думающим человеком стоит выбор. Нужно пожертвовать меньшим во имя сохранения большего. Но что есть меньшее, а что — большее? Альтернатива такова:

На одной чаше весов — очень объемистая и древняя Книга, настолько древняя, что, когда ее писали, люди думали, что Солнце вращается вокруг Земли, а не наоборот. Книга, ничем не лучше древнеисландских саг или якутских легенд (разве что эта Книга имеет побольше приверженцев, но человек ведь ищет Истину не с помощью процедуры голосования).

На другой чаше весов — взаимосвязанная, взаимосогласованная и взаимообусловленная совокупность миллионов, миллиардов фактов, которую надо либо целиком принять, либо целиком отвергнуть.

Итак, делайте каждый свой выбор.

Пётр Тревогин
https ://cont. ws/@ gregcallbass/ 507159
Всё пучком!
Пред.

Вернуться в Флудилка

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group